Ростислав Ищенко: Пчёлы против мёда 3 декабря 2016 | 0 комментариев
Ростислав Ищенко: Пчёлы против мёда
В начале 2014 года, сразу после государственного переворота на Украине и даже после начала гражданской войны никто не думал, что ужасный конец превратится в ужас без конца. Вектор развития событий...
Подробнее
Виталий Третьяков: Чего не сказал Владимир Путин 3 декабря 2016 | 0 комментариев
Виталий Третьяков: Чего не сказал Владимир Путин
После того, как Владимир Путин завершил своё выступление перед членами Федерального собрания и Георгиевский зал опустел, я увидел на паркете у трибуны, с которой выступал президент, листок бумаги....
Подробнее
Армен Гаспарян: День героев Отечества 3 декабря 2016 | 0 комментариев
Армен Гаспарян: День героев Отечества
Для начала небольшая цитата из последнего послания Владимира Путина Федеральному собранию: «Граждане объединились вокруг патриотических ценностей не потому, что всем довольны и все их...
Подробнее
Валентин Катасонов: Европа и Италия 2 декабря 2016 | 0 комментариев
Валентин Катасонов: Европа и Италия
Европа ещё не успела прийти в себя после такого потрясения, как летний референдум в Великобритании, на котором народ проголосовал за выход страны из Европейского союза, а на носу уже новое...
Подробнее
Эдуард Лимонов: Liuba... и Путин 1 декабря 2016 | 2 комментария
Эдуард Лимонов: Liuba... и Путин
Обычно он прилетает в Москву на несколько дней с миссией написать сборный репортаж на абсолютно надуманную тему, о которой мы, русские и не догадываемся. Но безошибочно можно предсказать что в...
Подробнее
Как Сталин добирался на Тегеранскую конференцию 30 ноября 2016 | 0 комментариев
Как Сталин добирался на Тегеранскую конференцию
С 28 ноября по 1 декабря 1943 года в столице Ирана Тегеране руководители СССР, США и Великобритании — Сталин, Рузвельт и Черчилль обсуждали положение на фронтах Второй мировой войны. Об этой...
Подробнее
Станислав Тарасов: Лукашенко сегодня – Троцкий вчера? 29 ноября 2016 | 0 комментариев
Станислав Тарасов: Лукашенко сегодня – Троцкий вчера?
Президент Белоруссии Александр Лукашенко совершил официальный визит в Азербайджан. Он бывал в Баку в 2007, 2010 и 2013 годах, а в июне 2015 года принял участие в церемонии открытия I Европейских...
Подробнее
Геворг Мирзаян: Фидель Кастро. Последний романтик XX века 29 ноября 2016 | 0 комментариев
Геворг Мирзаян: Фидель Кастро. Последний романтик XX века
В истории было не так много людей, которых запоминают не по фамилии, титулу или прозвищу, а по имени. Людей-эпох, людей-символов. В XX веке такими "иконами" стали Элвис, Арнольд. Ну и, конечно,...
Подробнее
Ростислав Ищенко: Блеск и нищета куртизанов 28 ноября 2016 | 0 комментариев
Ростислав Ищенко: Блеск и нищета куртизанов
Чем человек глупее, чем хуже он образован (только прошу не путать образование с наличием дипломов и учёных степеней), тем более он склонен к простым решениям, преимущественно силовым. Сколько бы...
Подробнее
Валентин Катасонов: Распад СССР - экономическая катастрофа 27 ноября 2016 | 0 комментариев
Валентин Катасонов: Распад СССР - экономическая катастрофа
В декабре 2016 года исполняется 25 лет со времени распада СССР. Финальными событиями этого процесса стали: Беловежское соглашение руководителей Белорусской ССР, РСФСР и Украинской ССР, подписанное...
Подробнее
Реклама
 

Нельзя понять что такое ИГИЛ не зная историю ваххабизма в Саудовской Аравии

27 сентября 2014 - VipVideoClub.ru
Нельзя понять что такое ИГИЛ не зная историю ваххабизма в Саудовской Аравии

 Драматическое появление группировки «Исламское государство» на иракской сцене шокировало многих на Западе. Многие ошеломлены – и напуганы – его жестокостью и его очевидной притягательностью для суннитской молодёжи. Но ещё больше они удивляются нерешительности Саудовской Аравии перед лицом этого проявления, как ставящей в тупик и необъяснимой, задаваясь вопросом – «неужели саудовцы не понимают, что IS угрожает и им?»

Похоже – особенно сейчас – что правящая элита Саудовской Аравии расколота. Некоторые аплодируют тому, что IS борется против «огня» иранских шиитов с помощью «огня» суннитов; тому, что новое суннитское государство обретает очертания в самом сердце того, что они считают историческим суннитским наследием; и их привлекает строгая салафитская идеология «Исламского государства».
 
Другие саудовцы больше встревожены и вспоминают историю восстания против Абд-аль-Азиза, предпринятое ваххабистским «Братством» («Ихван») (здесь совпадение – это «Братство» не имеет ничесго общего с «Братством» Братьев-мусульман – все дальнейшие упоминания в данной статье относятся к ваххабитскому «Братству», а не к «Братству» Братьев-мусульман), но который чуть не взорвал ваххабизм и аль-Саудов в конце 1920-х годов.
Многие саудовцы глубоко встревожены радикальными доктринами IS – и начинают ставить под вопрос некоторые стороны курса и дискурса Саудовской Аравии.
 
 
 
 

Двойственность саудитов

 

Внутренние несогласия и напряжённость в Саудовской Аравии по поводу IS можно понять, только поняв врождённую (и неизменную) двойственность, лежащую в основе создания доктрины Королевства и его исторических корней.
Одна из доминирующих составляющих нитей саудовской идентичности восходит напрямую к Мухаммаду ибн Абд аль-Ваххабу (основателю ваххабизма) и использованию его радикального пуританства избранных, к которому обратился Ибн Сауд. (Последний был тогда не более чем мелким князьком, в ряду многих других, постоянно соперничающих и совершающих набеги бедуинских племён отдалённых и отчаянно бедных пустынь Неджд).
 
Вторая составляющая нить этой запутанной двойственности связана именно с последующим движением короля Абд аль-Азиза в сторону государственности в 1920-х годах: его обуздание насилия «Ихвана» (для того, чтобы иметь дипломатический статус государства у Британии и Америки); институционализация им первоначального ваххабистского импульса – и то, что он впоследствии воспользовался своевременно забившим фонтаном нефтедолларов в 1970-х, чтобы направить плохо контролируемое движение «братьев» вовне, на экспорт – распространяя культурную революцию, вместо насильственных революций по мусульманскому миру.
 
Однако эта «культурная революция» не была послушным реформаторством. Это была революция, основанная на якобинской ненависти Абд аль-Ваххаба к моральному разложению и уклонизму, как он его воспринимает – отсюда его призыв к очищению ислама от всех ересей и идолопоклонства.
 
 
 

Мусульмане-самозванцы

 

Американский писатель и журналист Стивен Колл писал, как Абд аль-Ваххаб, этот аскетичный и строгий последователь мудреца 14-го века ибн-Теймии, презирал «благоприличную, претенциозную, курящую табак, употребляющую гашиш, бьющую в барабаны египетскую и османскую знать, которая путешествует через Аравию, чтобы помолиться в Мекке».
С точки зрения Абд аль-Ваххаба, они – не мусульмане; это самозванцы, притворяющиеся мусульманами. Само собой, немногим лучше он относился и к поведению местных арабов-бедуинов. Они злили Абд аль-Ваххаба тем, что почитали святых, воздвигали надгробья, а также своими «суевериями» (то есть почитанием могил или мест, которые считались особо проникнутыми божественностью).
 
Такое поведение Абд аль-Ваххаб осуждал как «бида» (новшество, ересь) – запрещённую Всевышним.
Как и Теймии до него, Абд аль-Ваххаб был убеждён, что период пребывания Пророка Мухаммеда в Медине – это идеал мусульманского общества («лучшее из времён»), которому все мусульмане должны стремиться подражать (это, по сути, и есть салафизм).
 
Теймии объявил войну шиизму, суфизму и греческой философии. Кроме того, он высказывался против паломничества к могиле пророка и празднования его дня рождения, заявляя, что такое поведение представляет собой лишь имитацию христианского культа Христа как Бога (то есть идолопоклонство). Абд аль-Ваххаб усвоил всё это раннее учение, заявляя, что за «любое сомнение или колебание» со стороны верующего в том, что касается его или её признания этой конкретной интерпретации Ислама, нужно «лишать человека неприкосновенности его имущества и его жизни».
 
Одним из основных принципов учения Абд аль-Ваххаба стала ключевая идея «такфира». Согласно учению такфиров, Абд аль-Ваххаб и его последователи могли счесть собратьев-мусульман неверными, если те причастны к деятельности, которую так или иначе можно было бы назвать посягательством на суверенитет абсолютной власти (то есть короля). Абд аль-Ваххаб осудил всех мусульман, которые почитают умёрших, святых или ангелов. Он считал, что такие чувства умаляют полное подчинение, которое нужно испытывать по отношению к Богу, и только к Богу. Таким образом, ваххабитский Ислам запрещает любую молитву святым и за умёрших близких, паломничество к могилам и особым мечетям, религиозные праздники, чествование святых, празднование дня рождения Пророка Мухаммеда, и даже запрещает воздвигать надгробия при погребении умёрших.
 
Абд аль-Ваххаб требовал послушания – послушания, которое нужно демонстрировать физическими и моральными способами. Он утверждал, что каждый мусульманин должен принести личную клятву в покорности единственному главе мусульман (халифу, если бы такой был). Те, кто не соответствует таким взглядам, должны быть убиты, их жёны и дочери отданы на поругание, а их имущество конфисковано», – писал он. Список отступников, заслуживающих смерти, включал шиитов, суфиев и представителей других мусульманских конфессий, которых Абд аль-Ваххаб вообще не считал мусульманами.
 
Здесь нет ничего, чтобы отличало ваххабизм от IS. Разрыв мог бы появиться только позднее: от последующей институционализации доктрины Абд аль-Ваххаба «Один правитель, одна власть, одна мечеть» – эти три столпа принимаются соответственно для обозначения короля Саудовской Аравии, абсолютной власти официального ваххабизма и его контроля над «словом» (то есть мечетью).
Вот этот раскол: то, что IS отрицает все эти три столпа, на которых покоится сейчас вся суннитская власть, делает его, во всех других отношениях соответствующего ваххабизму, глубокой угрозой Саудовской Аравии.


 

Краткая история 1741-1818

 

Пропаганда Абд аль-Ваххабом столь ультра-радикальных взглядов неминуемо привела к его изгнанию из родного города – и в 1741 году, какое-то время постранствовав, он нашёл убежище под покровительством Ибн-Сауда и его племени. То, что воспринял Ибн-Сауд в новом учении Абд аль-Ваххаба – это способ нарушить арабскую традицию и соглашения. Это был путь к захвату власти.
 
Клан Ибн-Сауда, восприняв учение Абд аль-Ваххаба, теперь мог делать то, что делал всегда, а именно – совершать набеги на соседние селения и грабить их имущество. Только теперь они делали это не в пределах рамок арабской традиции, а под знаменем джихада. Кроме того, Ибн-Сауд и Абд аль-Ваххаб вновь ввели идею мученичества во имя джихада, поскольку она даровала мученикам немедленное попадание в рай.
 
Вначале они покорили несколько местных общин и установили над ними свою власть. (Покорённым жителям предоставляли ограниченный выбор: переход в ваххабизм или смерть). К 1790 году этот альянс контролировал большую часть Аравийского полуострова и неоднократно совершал набеги на Медину, Сирию и Ирак.
Их стратегией – как и стратегия IS сегодня – было приведение народов, с которыми они воевали, к покорности. Они стремились к тому, чтобы вселять страх. В 1801 году альянс напал на священный город Кербала в Ираке. Нападавшие убили тысячи шиитов, включая женщин и детей. Были разрушены многие шиитские святыни, включая гробницу имама Хусейна, убитого внука Пророка Мухаммеда.
 
Представитель Британии, лейтенант Фрэнсис Уорден, описывая положение в то время, писал:«Они всю её (Кербалу) разграбили, разграбили могилу Хусейна… умертвили за этот день, с небывалой жестокостью, свыше пяти тысяч жителей…»
Осман ибн-Бишр Наджди, историк первого саудовского государства, писал, что Ибн-Сауд устроил бойню в Кербале в 1801 году. Он горделиво описывает эту резню, заявляя:«Мы захватили Кербалу и убили и взяли (в качестве рабов) её жителей), хвала Аллаху, повелителю миров, и мы не раскаиваемся в этом и говорим: «неверующие – с вами будет то же».
Затем, в 1803 году, Абдул Азиз вошёл в священный город Мекку, сдавшуюся под влиянием ужаса и паники (та же участь должна была ждать и Медину). Последователи аль-Ваххаба снесли исторические памятники и все могилы и святыни в этих городах. В конце концов, они разрушили сотни памятников исламской архитектуры вокруг Великой Мечети.
Но в ноябре 1803 года ассасин-шиит убил короля Абдула Азиза (отомстив за резню в Кербеле). Сын короля, Сауд бен Абд аль-Азиз, унаследовал трон и продолжил завоевание Аравии. Османские правители, однако, больше не могли сидеть, сложа руки и смотреть, как от их империи откусывают кусок за куском. В 1812 году османская армия, соединившись с египтянами, вышибла альянс из Медины, Джедды и Мекки. В 1814 году Сауд бен Абд аль-Азиз умер от лихорадки. Однако его несчастный сын Абдалла бен Сауд был увезён турками в Стамбул, где подвергнут жестокой казни (один путешественник сообщал из Стамбула, что видел, как его три дня унижали на улицах Стамбула, потом повесили и обезглавили, отрубленной головой выстрелили из пушки, а сердце вырезали и пригвоздили к телу).
 
В 1815 году войска ваххабитов были разгромлены египтянами (действующими по поручению османов) в решающей битве. В 1818 году османы захватили и разрушили ваххабитскую столицу Дарья. Первое саудовское государство прекратило существование. Немногие из оставшихся ваххабитов ушли в пустыню, чтобы зализать раны, и оставались там, не давая о себе знать, большую часть 19 века.
 
 
 

История возвращается с IS

 

Нетрудно представить, какие мысли образование группировки «Исламское государство» (ISIS) в современном Ираке могут вызвать среди тех, кто помнит эту историю. Конечно, дух ваххабизма 18-го века не полностью выветрился в пустынях Неджда, а ворвался в жизнь, когда Оттоманская империя рухнула среди хаоса Первой Мировой войны.
Во главе Аль-Сауда – в этом ренессансе 20-го века – встал немногословный и политически проницательный Абд аль-Азиз, который, объединив разрозненные бедуинские племена, дал жизнь саудовскому «Братству» в духе ранних сражающихся прозелитов Абд аль-Ваххаба и Ибн Сауда.
 
«Братство» было реинкарнацией раннего, жестокого, полунезависимого охранительного движения, предпринятого вооружёнными ваххабитскими «моралистами», которым чуть не удалось захватить Аравию в 1800-х годах. В той же манере, как и раньше, между 1914 и 1926 годами «Братство» снова захватило Мекку, Медину и Джедду. Однако Абд аль-Азиз начал чувствовать, что его более широким интересам начинает угрожать революционный «якобизм», демонстрируемый «Братством». «Братство» взбунтовалось – что привело к гражданской войне, длившейся до 1930-х годов, когда король с «братьями» и покончил – расстрелял их из пулемётов.
 
Для этого короля (Абд аль-Азиза), простые истины предыдущих десятилетий были разрушающими. На полуострове начали находить нефть. Британия и Америка обхаживали Абд аль-Азиза, но всё ещё склонялись к поддержке Шарифа Хусейна, как единственного законного правителя Аравии. Саудитам необходимо было выработать более изощрённую дипломатическую позицию.
Поэтому ваххабизм был насильственно преобразован из движения революционного джихада и теологического такфирского пуританства в движение консервативного социального, политического, теологического и религиозного «дауа» (исламского призыва), а также, чтобы узаконить институт, поддерживающий лояльность королевской фамилии Саудов и абсолютной власти короля.
 
 
 

Нефтяное богатство распространяет ваххабизм

 

С открытием нефтяной сокровищницы, по словам французского учёного Жиля Кепеля, целью саудитов стало «внедрение и распространение ваххабизма по всему мусульманскому миру… чтобы «ваххабизировать» Ислам, тем самым сведя «множество голосов внутри одной религии» к «единой вере» – движение, которое преодолевает рамки национальных различий. Миллиарды долларов инвестировались – и инвестируются – в это проявление «мягкой силы».
 
Именно эта пьянящая смесь миллиардов долларов на проецирование мягкой силы и готовности саудитов управлять Исламом суннитского толка находится и в дальнейших интересах Америки, и  сочетается с  одновременным проникновением  ваххабизма в образовательную, социальную и культурную сферы по всем странам Ислама – что привело к появлению западной политической зависимости от Саудовской Аравии, зависимости, которая упрочилась со времени встречи Абд аль-Азиза с Рузвельтом на борту американского военного корабля (когда президент возвращался с Ялтинской конференции), и до сегодняшнего дня.
 
Люди Запада смотрели на королевство, и были ослеплены богатством, несомненной модернизацией, открыто заявляемым лидерством в исламском мире. Они предпочитали полагать, что королевство склоняется к императивам современной жизни – и что управление суннитским Исламом тоже будет склонять королевство к современной жизни.
 
Но подход саудовского «Братства» к Исламу не умер в 1930-х годах. Он отступил, но продолжает  сохранять свою власть над частями системы – отсюда и двойственность, которая наблюдается сегодня в отношении Саудовской Аравии к ISIS.
С одной стороны ISIS – это чистый ваххабизм. С другой стороны, это крайний радикализм иного толка. В сущности, его можно рассматривать как коррекционное движение к современному ваххабизму.
 
ISIS – это движение «после Медины»: оно видит образец для подражания в действиях первых двух халифов, а не самого Пророка Мухаммеда, и яростно отрицает притязания саудитов на право управлять.
По мере того, как в нефтяную эпоху Саудовская монархия расцветала, становясь всё более  надменной,  обретало популярность обращение к посланию «Братства» (несмотря на кампанию по модернизации, объявленную королём Фейсалом). «Подход Братства» пользовался – и пользуется до сих пор поддержкой многих заметных фигур из числа шейхов. В некотором смысле, Осама Бен Ладен был как раз таким представителем позднего расцвета этого подхода в духе «Братства».
 
Сегодня подрыв ISIS легитимности королевской власти не выглядит проблематичным; это, скорее,  возвращение к истинным истокам саудовско-ваххабитского проекта.
В совместном саудовско-западном управлении регионом с целью осуществления многих западных проектов (противодействие социализму, баасизму, нассеризму, советскому и иранскому влиянию), западные политики подчёркивают избранные черты своего видения Саудовской Аравии (богатство, модернизация, влияние), но предпочитают не замечать импульс ваххабизма.
 
В конце концов,  чем радикальнее были исламистские движения, тем  в представлении западных спецслужб они были эффективнее в поражении СССР в Афганистане – и в борьбе против неугодных ближневосточных лидеров и государств.
Поэтому стоит ли удивляться, что из  саудовско-западного мандата, выданного принцу Бандару на управление сирийским мятежом против президента Асада, возник передовой отряд насильственного,  вселяющего страх  движение в духе «нео-Братства» – ISIS?  И почему нас – мало знающих о ваххабизме – должно удивлять, что «умеренные» повстанцы в Сирии стали более редким видом, чем мифический единорог? С чего мы могли вообразить, что радикальный ваххабизм создаст умеренных? Или с чего мы могли подумать, что доктрина «Один правитель, одна власть, одна мечеть: покоритесь, или умрёте» может в итоге привести к умеренности или терпимости?
Или, наверно, мы никогда об этом не задумывались.
 
 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1380 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все права на материалы и новости охраняются в соответствии с законодательством РФ. Портал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ПИ №ФС77-66502 от 10 октября 2014. Использование материалов разрешено только при условии наличия активной гиперссылки на источник публикации. Мнение авторов статей может не совпадать с мнением редакции. Администрация не несет ответственности за содержание рекламных материалов.

Вопросы можете задать здесь.

 

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru