Ростислав Ищенко: Ответы на странные вопросы

26 мая 2022 - vip

 

 

Судя по последним сообщениям с украинского фронта и из украинского тыла, долгожданный распад украинской армии таки начался. На него неоправданно рассчитывали уже в первой фазе спецоперации.

 

Этому способствовали три фактора:

• утверждения российских добровольцев и ополченцев ДНР/ЛНР, воевавших в 2014-2015 годах, что ВСУ можно шапками закидать (они не лукавили, им так казалось);

• заявления псевдопророссийских политиков из украинской эмиграции и киевской оппозиции о том, что нацистов на Украине мало, а остальное население (включая силовиков) ждёт не дождётся освобождения (эти лукавили, так как только российская армия могла вернуть их к власти, поэтому им надо было любой ценой заманить её на Украину);

• уверенность большинства россиян, включая руководство части силовых ведомств, что русские люди, живущие на Юго-Востоке Украины, не могут поддерживать киевский режим и не станут воевать против России.

 

Этот расчёт противоречил известным фактам. Именно армия, СБУ и погранвойска первыми предали Януковича, ещё до его бегства из страны, по сути, обеспечив победу майдана. Пограничники пытались арестовать своего президента и верховного главнокомандующего, а армейская ПВО угрожала сбить его вертолёт. СБУ же обеспечивало националистов, устроивших охоту на президента информацией о его передвижениях. Наконец, за всё время боевых действий в Донбассе, в которые армия втянулась без особой рефлексии, на сторону добра перешли считанные украинские военнослужащие (меньше сотни за восемь лет). Остальные исправно воевали. Даже из бойцов «Беркута», дольше всех противостоявших майдану и майданом ненавидимых, лишь меньшинство ушло в Россию вместе со своими регионами или лично, а подавляющее большинство осталось служить нацистам, несмотря на расформирование своих подразделений.

 

Поскольку преданность армии режиму оказалась гораздо выше ожидавшейся, киевские власти смогли на несколько месяцев стабилизировать фронт. Но здесь они вместе со своими западными союзниками и советниками попались в собственную ловушку.

 

 

 

Азбука военного искусства требовала от украинской армии медленного с боями отхода из Донбасса и вообще со всего Левобережья к Днепру (от рубежа к рубежу), с задачей нанести наступающим российским войскам возможно большие потери и по мере возможности сохранить боеспособность своих войск, развёрнутых в левобережных регионах. К Днепру надо было подтягивать соединения с Западной Украины и формировавшиеся резервные бригады, на это же линии целесообразно было разворачивать полученную от Запада военную технику.

Следует иметь в виду, что на момент начала боевых действий украинская армия насчитывала 260 тысяч человек. Вместе с погранвойсками, нацгвардией и спецподразделениями СБУ — до четырёхсот тысяч. Не менее ста тысяч человек было призвано в четырёх волнах мобилизации. Не менее двухсот тысяч получили оружие и были зачислены в бригады территориальной обороны. Даже с учётом неизбежных потерь и необходимости сохранять часть войск на белорусской, польской и молдавской (приднестровской) границах, киевский режим теоретически мог сосредоточить на Днепре 500-600 тысяч человек, что вдвое-втрое превосходит даже ныне действующую группировку российских войск.

 

Многие могут сказать, что Днепр не остановил войска РККА в 1943 году, а сегодня российская армия обладает куда большими возможностями. Но дело в том, что в составе четырёх украинских фронтов и Черноморского флота сражалось более двух с половиной миллионов человек, что давало почти двукратное превосходство над войсками групп армий «Юг» и «А», оборонявшихся на Украине. Соответственно, советское командование могло одновременно организовать форсирование реки в разных местах, а у немцев просто не хватало резервов, чтобы затыкать многочисленные дыры в своей обороне.

В нашем же случае обороняющийся противник, прикрытый широкой рекой, обладал бы ещё и значительным численным преимуществом, что заставило бы российское командование определить один пункт формирования реки и сосредоточить там большую часть имеющихся войск, практически обнажив остальной фронт. Повторить наступление из Белоруссии на Киев было бы затруднительно — эффект неожиданности уже бы не работал, а пробиваться по узким дефиле через болотистую местность, ограниченной группировкой — крайне сложная задача. Даже если бы ВСУ не попытались ликвидировать херсонский плацдарм (имея для этого значительно больше сил, чем сейчас), наступление с него было очевидным и ожидаемым, соответственно Одесско-Николаевская (южная) и Днепропетровско-Запорожская (центральная) группы украинских войск были бы заранее усилены, да и атака на Приднестровье скорее всего была бы произведена.

 

Почему украинцы всего этого не сделали, а мы уже можем говорить о том, что они этого не сделали?

 

Читать далее - Ростислав Ищенко: Опустошение Украины

 

 

Похожие статьи:

ОбществоРостислав Ищенко: когда тюрьма и ссылка оказываются спасением

ПолитикаРостислав Ищенко: Поездка Порошенко в США

ПолитикаРостислав Ищенко: День независимости Украины

5 каналУкраденная революция - Открытая студия

Мнение редакции может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций. Благодарим каждого зрителя за внимание к нашему творчеству, за ваши комментарии. - 1460377

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1090 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новые статьи