Алексей Мухин: об отношениях Баку и Еревана

1 декабря 2021 - vip

Мухин рассказал, когда Ереван и Баку начнут полноценное сотрудничество

 

 

Политолог Алексей Мухин в интервью «Sputnik на русском» подвел итоги трехсторонних переговоров Путина, Алиева и Пашиняна, а также рассказал, когда Армения и Азербайджан начнут сотрудничать и общаться друг с другом без посредников.

По мнению Мухина, есть ряд стран, которые не заинтересованы в нормализации отношений Баку и Еревана и всячески будут мешать попыткам сторон договориться.

Кроме того, политолог предположил, что после предстоящих переговоров Алиева и Пашиняна в Брюсселе, Евросоюз попытается присвоить себе заслуги России в урегулировании конфликта между Арменией и Азербайджаном. Хотя Москва делает невозможное, чтобы помирить стороны и наладить диалог.

 

0:00 - Приветствие
0:22 - Почему переговоры Путина, Алиева и Пашиняна были такими сложными?
1:28 - Чем будет заниматься комиссия по делимитации границы и на основе каких карт она будет работать?
2:33 - Почему Армения и Азербайджан не торопятся разблокировать транспортные коридоры в регионе?
3:14 - Когда Ереван и Баку смогут говорить друг с другом без посредников?
4:34 - Что мешает Азербайджану и Армении начать полноценное экономическое и политическое сотрудничество?
5:22 - Когда будет полномасштабный обмен пленными?
6:31 - Какова роль Турции в конфликте Армении и Азербайджана?
7:05 - Грядет встреча Алиева и Пашиняна в Брюсселе, что можно ожидать от этих переговоров?
8:07 - Будет ли ЕС пытаться нивелировать роль Москвы в разрешении этого конфликта и превозвышать свое влияние на ситуацию?
8:46 - Завершение

 

 

---

Южный Кавказ продолжает переживать афтершоки после мощного военного «землетрясения» в регионе осенью 2020 года. 44 дня карабахской войны привели к самым значительным изменениям в региональном статус-кво.

Россия и Турция пытаются найти взаимоустраивающий баланс интересов. Иран присматривается к текущим процессам с большой настороженностью, при каждом удобном случае давая понять, что дальнейшие потрясения к северу от его границ для шиитской державы неприемлемы. Грузии также пришлось подстраиваться под новые реалии, и как-то реагировать на инициативы соседних государств, в том числе в вопросе создания послевоенного многостороннего балансира — платформы «3 + 3».

Непосредственные участники масштабного вооружëнного конфликта тем времен остаются в состоянии «ни войны, ни мира». Тон задаëт взявший год назад верх Азербайджан, в то время как Армения продолжает вести оборонительные бои по всем фронтам — от дипломатического до локальных боестолкновений на своей восточной границе.

О субъектности Нагорного Карабаха ныне не заикаются даже в Ереване. Остающаяся непризнанной республика находится под фактическим протекторатом России, разместившей в регионе миротворческий контингент. Мнение Степанакерта, какой бы болезненной для армянской стороны ни была эта констатация, по итогам войны мало кого интересует. Более того, самому Еревану предстоит трудная работа, дабы восстановить свою предвоенную субъектность за столом переговоров и «на земле».

Баку развил наступательную стратегию, стремится выжать из благоприятной для него ситуации по максимуму. Многие сулят ему радужные перспективы, если он продолжит в том же духе. У нас на этот счëт иная точка зрения. Азербайджанское руководство всë больше рискует попасть в «ловушку для победителя», когда выигравшая войну сторона просто теряет чувство реальности. Любая неудача в зоне конфликта с Арменией, которая вышла из войны крайне ослабленной, но в целом сохранила боевой потенциал, что продемонстрировала недавняя «мини-война» в Сюникской области республики, чревата персонально для Ильхама Алиева большими издержками.

Считается, что после войны азербайджанская оппозиция оказалась в не менее разбитом состоянии, чем Армения. Потеряны еë последние возможности хотя бы как-то поколебать позиции властей, в руках которых «мандат победителя». Это очень близко к объективному положению дел на внутриполитическом поле Азербайджана, однако есть определëнные нюансы.

Чрезмерно сильный Алиев никому из внешних сил не нужен, и Турция в данном контексте не исключение. Для сдерживания зашкаливающих амбиций азербайджанского лидера будет использоваться различный инструментарий — от знаков внимания к местной оппозиции до жëсткого донесения сигналов относительно того, что «так делать нельзя».

Внутренняя ситуация в самой Турции далека от идеальной. Она очутилась в беспрецедентной за почти 20 лет нахождения Реджепа Тайипа Эрдогана у руля государства точке социально-экономического кризиса. На кону воспроизводство бессменного «раиса» (тур. — вождь, так называют главу государства его соратники и сторонники) по итогам всеобщих выборов, одновременно президентских и парламентских, в июне 2023 года, выпадающих на историческую дату — столетие образования Турецкой Республики. Конечно, если Эрдогану удастся удержать ситуацию и не допустить проведения досрочных выборов, коих настойчиво затребовала местная оппозиция.

Излишние аппетиты Алиева его «старшему брату» в ближайшие два года не нужны, они могут привести к обратному эффекту, когда Баку элементарно «перегнëт палку», допустит грубую ошибку, вызвав гнев России и/или Ирана. В отличие от азербайджанской элиты еë турецкий протектор обладает куда более богатой традицией стратегического мышления, функции «воспитателя» для возомнившего из себя «ученика» ещë не раз потребуются Анкаре.

Вызовы будут преследовать и азербайджанского лидера. Традиционный разрыв между тюркскими этническими корнями и шиитской идентичностью в исламе с учëтом послевоенных изменений в регионе имеет тенденцию к углублению в прикаспийской республике. Избыточно сильный Азербайджан, почивающий на лаврах принудителя Армении к «капитуляции», нужен Ирану в ещë меньшей степени, чем России и Турции.

Северные районы Исламской Республики с преобладающим азербайджанским населением требуют от центрального правительства и силового аппарата страны постоянного внимания. Тегеран после 1990 года, образования к северу от его границ Азербайджанской Республики (АР), периодически пытался переместить «центр тяжести» потенциального сепаратизма из своих северо-западных провинций в южные районы соседа, где присутствует очаг талышского национального самосознания. В случае острой необходимости у иранцев не останется иного выбора, кроме как сдерживать амбициозного лидера в Баку активированием своих каналов воздействия на него с помощью талышей на юге АР, а также условного шиитского подполья на Апшеронском полуострове и прилегающих к нему территориях.

Иран уже имел совсем недавно «удовольствие» персонально почувствовать амбиции руководства соседней страны, когда та развернула настоящую охоту за автотранспортными средствами ИРИ в Сюникской области Армении, обвиняя Тегеран в незаконных поставках грузов в Нагорный Карабах. «Истерика» Баку обернулась для Тегерана на отрезке сентябрь — октябрь текущего года введением азербайджанского «дорожного налога» и арестом двух иранских водителей фур. Конфликт разгорелся до порога прямой военной конфронтации, но был в итоге потушен усилиями с обеих сторон. Впрочем, закрытие офиса представителя верховного руководителя ИРИ аятоллы Сейида Али Хаменеи в Баку в разгар двустороннего противостояния в Тегеране никогда не забудут.


 

Похожие статьи:

ВидеоРостислав Ищенко: Радио Спутник (12.07.2021)

ВидеоРостислав Ищенко: Радио Спутник (13.07.2021)

ВидеоРостислав Ищенко: Радио Спутник (24.07.2021)

ВидеоРостислав Ищенко: Чем Зеленский будет шантажировать США?

ВидеоРостислав Ищенко: Радио Спутник (31.08.2021)

Мнение редакции может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций. Благодарим каждого зрителя за внимание к нашему творчеству, за ваши комментарии... - 9725806

Рейтинг: +1 Голосов: 1 270 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!