Одна нация - три страны: Турция, Азербайджан, Пакистан

23 сентября 2021 - vip

Вывод войск стран НАТО из Афганистана после 20 лет насаждения там либеральной демократии оставляет руины и проблемы. Не обходят эти проблемы и военно-политический союз Турции, Азербайджана и Пакистана.

 

Мы не случайно упоминали лозунг «Одна нация — три страны». Его использовало Министерство обороны Пакистана во время второй карабахской войны, лозунг весьма важный. Он обозначает религиозное единство этих трёх стран. А так как в Турции и Пакистане доминирует ислам суннитского толка, то использование такого лозунга означает, что власти Азербайджана не приветствуют шиизм, к которому формально принадлежит большинство населения республики, и выступают за суннитизацию населения страны.

У данного союза есть ещё один нюанс: Турция как член НАТО принимает участие в войне в Афганистане, где главным противником Североатлантического альянса является движение «Талибан» (запрещено в РФ), тоже исповедующее ислам суннитского толка ханафитского мазхаба, состоящее в основном из пуштунов и тесно связанное с Пакистаном.

Кроме того, офис «Талибана» расположен в Дохе — столице Катара, одного из главных союзников Турции. Именно в таких условиях Турция намерена сохранить военное присутствие в Афганистане, что довольно проблематично даже по политическим причинам, не говоря о военных.

Исторически у Турции сложилась хорошая репутация в Афганистане. Талибы за всё время с 2001 года не убили ни одного турецкого военнослужащего. В этом играли роль два фактора. Во-первых, в 1921 году кемалистское правительство признало независимость Афганистана. Во-вторых, для сильно исламизированного афганского общества очень важно, что турки в основном — это тоже мусульмане-сунниты ханафитского мазхаба. Тем не менее если кабульское правительство согласно на сохранение турецкого военного присутствия в Афганистане, то у «Талибана» иное отношение к такой перспективе.

 

Так, представитель «Талибана» Сухейль Шахин заявил следующее:

«Турция была частью сил НАТО в течение последних 20 лет, поэтому они должны уйти из Афганистана на основании соглашения, которое мы подписали с США 29 февраля 2020 года… В остальном Турция — великая исламская страна. У Афганистана были исторические отношения с ней. Мы надеемся на тесные и хорошие отношения с ними, поскольку в будущем в стране будет установлено новое исламское правительство».

То есть талибы хотят избавить Афганистан от присутствия любых иностранных войск, даже из религиозно близкой Турции. Кроме того, никуда не делись межэтнические конфликты в Афганистане, что является по-своему проблемой и для Турции. С одной стороны, Анкара поддерживает генерала Абдул-Рашида Дустума, обладающего серьёзным влиянием в узбекской общине Афганистана. С другой стороны, Турция поддерживает лидера Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматияра, критично относящегося к талибам. Хекматияр, подобно эрдогановской Партии справедливости и развития, близок к организации «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ), однако он всегда подчёркивал, что для него пуштунский национализм важнее исламской уммы. Кроме того, пуштуны являются индоиранцами, а не тюрками, и ввести их в тюркский конгломерат не получится.

 

 

 

Между тем глубинные противоречия пуштунов и других этносов, по факту представляющие войну всех против всех, никуда не делись. Продолжение конфликта пуштунов с узбеками и другими народами страны в случае сохранения турецкого военного присутствия в Афганистане будет означать провал турецких исламистов с их идеями об исламском единстве и нанесёт удар по имиджу Анкары, так как в подобной ситуации и Россия, и Иран имеют право разоблачить ложь официальной Анкары о её миссии по консолидации исламского мира и принять меры по вытеснению Турции из Афганистана.

Нельзя упустить из виду ещё одно событие, позволяющее говорить об уязвимых позициях Анкары в регионе. Речь идёт о недавнем киргизско-таджикском пограничном конфликте. Турецкая сторона старалась представить это событие как провал России и ОДКБ, в которую входят и Киргизия, и Таджикистан, поэтому министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил о готовности Турции оказать помощь двум сторонам в мирном решении конфликта.

Однако для Турции этот конфликт также был неприятным сюрпризом, так как турецкому обществу пришлось бы определиться с ценностными приоритетами и выбрать между светским национализмом, подразумевающим солидарность с тюркской Киргизией, и панисламизмом, отвергающим кемалистское наследие и предполагающим утопичные проекты единства мусульманских народов и их практическую реализацию. И не случайно даже Тюркский совет, несмотря на свою приверженность консультациям с Киргизией, заявил о необходимости мирного решения данного конфликта и сохранения «добрососедских отношений» между участниками конфликта.

 

Проблемой также является тот факт, что талибы, которые в подавляющем большинстве являются пуштунами, в реальной жизни больше ориентированы на пуштунский национализм, что предполагает непризнание ими афгано-пакистанской границы (линии Дюранда) и продолжение хронического конфликта с Пакистаном. Все прежние попытки разрешить данный конфликт, в том числе с участием Турции, заканчивались безрезультатно и в настоящее время перспектив не имеют.

 

Также внутриафганский конфликт и ситуация в регионе напрямую влияют на китайский проект «Один пояс — один путь». В этом проекте участвуют все три страны — Пакистан, Турция и Азербайджан. Сам проект укладывается в стратегию Китая по превращению в мирового гегемона. При этом Турции, Пакистану и Азербайджану выгодно экономическое сотрудничество с Китаем, и в частности в рамках «Нового шёлкового пути». Таким образом, кровавый хаос в Афганистане будет ударом и по «Одному поясу — одному пути». И здесь проявляются важные противоречия между акторами, участвующими в борьбе за Афганистан.

Дело в том, что реализация «Одного пояса — одного пути» крайне невыгодна США. США считают Китай одним из своих главных противников, наряду с Россией. Более того, администрация Джо Байдена хочет создать широкую антикитайскую коалицию, куда должны войти страны ЕС и НАТО. Такова позиция не только США. Например, в совместной декларации от 30 июня 2021 года министра иностранных дел Германии Хайко Мааса и главы британского МИД Доминика Рааба Китай фактически обозначен как противник евро-атлантического сообщества либеральных демократий. А ведь Великобритания — это один из союзников Турции как в рамках НАТО, так и в рамках двустороннего сотрудничества.

 

Таким образом, рано или поздно Турции придётся сделать выбор: действовать в унисон с США и другими странами НАТО или же продолжить многовекторную политику, предусматривающую сотрудничество с Китаем и Россией. Поэтому теоретически хаос в Афганистане будет выгоден США, так как создаст угрозы для Китая и России.

Другое противоречие заключается в позиции и геополитическом положении Пакистана. Исламабад пытается сохранить целостность своих территорий (существует ещё и белуджская проблема, которая здесь не рассматривается) и одновременно находится в хроническом конфликте с Индией из-за Кашмира. При этом тут же подчеркнём важные моменты, связанные с Афганистаном: Китай — это противник Индии и союзник Пакистана до определённого рубежа. Индии невыгодна реализация проекта «Один пояс — один путь», а также усиление позиций Китая и Пакистана в Афганистане.

Скорее всего, именно в рамках противостояния Пакистану и в попытке предотвратить негативные последствия вывода войск НАТО из Афганистана в июне 2021 года индийские дипломаты впервые провели в Дохе переговоры с политическим руководством «Талибана», что подтвердил специальный посланник Катара по борьбе с терроризмом и посредничеству в разрешении конфликтов Мутлак бин Маджид Аль Кахтани. То есть Индия намерена продолжить противостояние Китаю и Пакистану, не участвуя в американских авантюрах, способных нанести удар по всей Южной Азии.

 

Американо-китайское глобальное соперничество уже отражается на Пакистане. Так, в начале июня появилась информация о том, что Китай и Пакистан планируют создать телеканал и медиагруппу, которая будет альтернативой для господствующих в мировом масштабе СМИ стран Запада. Предполагается, что медиагруппа будет располагаться в Пакистане, а финансировать её будет Китай. Примечательно, что в сентябре 2019 года Пакистан, Турция и Малайзия планировали создать англоязычный телеканал, целью которого была бы борьба с исламофобией и создание адекватного имиджа ислама. Однако в настоящий момент сведения о реализации проекта отсутствуют.

Тем не менее последние события говорят о продолжении сближения Пакистана с Китаем, причём этот процесс происходит параллельно с ухудшением отношений с США. Об этом говорит не только отказ Пакистана предоставить США военные базы и тем самым поставить себя под удар талибов, что при неустойчивом внутреннем положении в стране явилось бы катастрофой.

Так, в интервью американскому веб-сайту Axios, вышедшему 21 июня, премьер-министр Имран Хан ушёл от ответа на вопрос о том, почему Пакистан говорит об исламофобии на Западе и молчит о политике Китая в отношении уйгуров. Более того, фактически пакистанский премьер-министр выразил китайскую точку зрения, то есть фактически стал отрицать репрессии против уйгуров и других мусульманских народов Синьцзян-Уйгурского автономного округа и мотивировал свою позицию тем, что Китай — это союзник Пакистана.

 

Вместе с тем данный трёхсторонний союз не слишком прочен. Пакистан продолжает дрейф в сторону от США к Китаю. Исламабад не пойдёт на конфронтацию с Китаем, так как для него это критически важный экономический партнёр и союзник в противостоянии с Индией. При этом Пакистан в случае необходимости окажет помощь Азербайджану в решении карабахского конфликта, а также будет де-факто признавать ТРСК.

Турция оказывается в наиболее сложном положении. С одной стороны, кипрский конфликт и амбиции на Ближнем Востоке приводят Анкару к дистанцированию от США и ЕС, заставляют уменьшать экономическую зависимость от Запада и сотрудничать с Китаем. С другой стороны, Турция является союзником Великобритании, не скрывающим своего враждебного отношения к Китаю и России. Таким образом, если Турция откажется от участия в кампании в защиту уйгуров, то она вызовет нарекания со стороны стран НАТО и потеряет имидж защитника тюрок и мусульман.

Более того, даже гипотетическая победа мусульман в кашмирском конфликте не позволила бы Анкаре перетянуть на свою сторону Исламабад, так как при любом раскладе Китай слишком важен с экономической и военно-политической точек зрения для Пакистана. Таким образом, получается, что Турция при любом правительстве лишь сможет гарантировать Азербайджану содействие в решении карабахского конфликта и помощь Пакистану в Кашмире.

 

С другой стороны, турецкая сторона может ради решения жизненно важного кипрского конфликта не идти на конфронтацию с Китаем. Например, депутат от Республиканской народной партии Унал Чевикёз, бывший дипломат, в конце декабря 2020 года призвал власти как можно скорее активировать приобретённые у России комплексы С-400 — один из источников раздражения для США, а недавно вообще раскритиковал идею турецкого военного присутствия в Афганистане.

То есть теоретически даже турецкая оппозиция, придя к власти, может сохранить прагматичные отношения с Китаем. Азербайджану, являющемуся формально нейтральным государством, также придётся определиться в будущем раскладе сил. С одной стороны, для Баку было бы логично сохранить нейтральный статус и военное сотрудничество с Турцией и Пакистаном. С другой стороны, Азербайджан может оказаться в тяжёлом положении, если в Турции возобладает тенденция к сближению с Западом и участию в противостоянии с Китаем, а Пакистан, наоборот, будет сохранять союз с Пекином. Кроме того, решение карабахского конфликта и восстановление отвоёванных территорий являются более важными для Баку, следовательно, участие в военно-политических авантюрах Турции и конфликт с Китаем — это последнее, что нужно Азербайджану. При любом варианте развития событий Азербайджан в рассматриваемом треугольнике играет второстепенную (подчинённую) роль.

 

Другие участники данного союза, даже если они, как Пакистан, не стремятся непременно играть ведущую роль, ни в коем случае не согласны на второстепенную, а тем более подчинённую роль. С одной стороны Пакистан с 220-миллионным населением — ядерная держава с достаточно развитой экономикой, но втянутая в длящиеся десятилетиями хронические конфликты с Индией и Афганистаном, которому она одновременно оказывает якобы поддержку, а по факту способствует продолжению гражданской войны.

На внутреннем фронте — наличие четырёх народов, из которых доминируют пенджабцы, за независимость борются белуджи и своеобразную позицию занимают пуштуны, которые при первой возможности присоединятся к Афганистану. С другой стороны, Турция с примерно втрое меньшим населением и кучей конфликтов на грани военного противостояния с соседями (Сирия, Ливия, Кипр, Греция, Израиль, ЕС). На внутреннем фронте — курдская проблема. Мы здесь не касаемся отношений Турции с Россией, которые в любой момент могут резко обостриться вследствие политики Турции по отношению к Крыму и Украине и попыток реализации доктрины агрессивного пантюркизма.

 

Применительно ко всем трём странам работает и личностный фактор, который мы бы назвали реализацией принципа Юлия Цезаря. В Азербайджане — это Ильхам Алиев, у которого явно закружилась голова после успехов в карабахской войне. В Турции — Эрдоган с хорошо известными наполеоновскими планами на внешнеполитическом фронте и авторитарной внутренней политикой. Наиболее предсказуем Имран Хан, опирающийся на мощь Пакистана и поддержку Китая, не слишком амбициозный на внешнеполитической арене, но, безусловно, несогласный на второстепенную роль для себя и своей страны. Эти факторы тоже обещают данному союзу конфликтное будущее.

Таким образом, из всех трёх стран самым предсказуемым является Пакистан, который не пойдёт на конфликт с Китаем. Последуют ли Турция и Азербайджан его примеру или выберут иную модель поведения — покажет будущее.


 

 

Похожие статьи:

VIPАвигдор Эскин: Гейдар Джемаль ненавидел Россию

ТВцентрТельман Исмаилов. Дикие деньги

NewsТурчата перебрасывают тяжелую технику в Арцах

СМИБаку не собирается отказываться от агрессивных действий

ВойнаНационализм породивший войну: Баку и Киев на «линии распада»

Мнение редакции может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций. Благодарим каждого зрителя за внимание к нашему творчеству, за ваши комментарии... - 7204708

Рейтинг: +1 Голосов: 1 127 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новые статьи

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Использование материалов разрешено только при условии наличия активной гиперссылки на источник публикации. Мнение авторов статей может не совпадать с мнением редакции.

Вопросы можете задать здесь.

После регистрации здесь Вам станут доступны дополнительные опции портала. Регистрация доступна через любые социальные сети.

Запрещается: оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов.

Рейтинг@Mail.ru