Александр Проханов: Эй, ухнем!

28 июля 2022 - vip

«Война и мир» Толстого — это рассказ о том, как далёкая от России, неведомая России, не нужная русскому народу война под Аустерлицем разрасталась, приближалась к границам России, превращалась в нашествие, двигалась к Москве, испепеляя города, вовлекала в себя всё новые полки и новые сословия, спалила Москву и превратилась в народную войну, в которой вместе сражались аристократы, дворяне, купцы, мелкие помещики, крепостные крестьяне. И народ, объединённый во имя святая святых, взялся за огромную дубину — дубину народной войны.

 

Конфликты имеют свойство неудержимо расширяться. Они похожи на падающую в лужу каплю нефти, где она мгновенно превращается в стоцветную радужную плёнку, покрывающую всю водяную гладь. И лужа, если кинуть в неё спичку, начинает гореть.

Специальная военная операция на Украине воспроизводит метафизическую суть «Войны и мира». Российские войска триумфально пересекли украинскую границу, окружили крупнейшие города: Харьков, Киев, Николаев. И мы с восторгом, ликуя, ждали, когда города падут, и их правители вынесут русским генералам на бархатных подушках ключи от городов. Этого не случилось. Войска отошли от Киева и Харькова. Первый этап войны завершился.

 

И начался второй. Огромная украинская группировка в Донбассе бралась в кольцо, смыкались клещи. В этом «котле» украинская военная машина была обречена на слом, на уничтожение. Но вышло иначе. Клещи не лязгнули, не сомкнулись. Второй этап войны завершился.

Начался третий. Русские войска стали дробить огромную украинскую группировку на малые котлы и уничтожать их по отдельности. Так был взят Мариуполь, взят Лисичанск.

Но и стратегия «малых котлов» не дала желаемых результатов, и русское наступление, натыкаясь на бесчисленное количество опорных пунктов, прекрасно оборудованных рубежей обороны, почти остановилось. Сегодня сражения ведутся за каждый бугорок, за каждую деревушку, за каждую тропку, коим нет числа.

 

Быстрой войны на Украине не случилось. Операция затянулась. В неё постепенно и неуклонно стали встраиваться страны НАТО. Санкции разрослись до непомерных размеров, из России ушли ведущие западные фирмы, унесли с собой технологии и уникальные производства, оставив в русской экономике зияющие дыры.

Улетела разом, в несметном количестве, как саранча, либеральная интеллигенция, весь этот трепетный, едкий слой, который господствовал в российской культуре, интеллектуальном мире десятилетиями. И унёс с собой накопленную за эти годы социальную энергию, которая, оставив Россию, превратилась за рубежом в мощнейшую ударную силу информационной и культурной войны.

 

Война с Украиной всё отчётливее превращалась в войну с Западом, что стал наращивать поставки оружия, постепенно заваливая Украину противотанковыми гранатомётами и зенитными ракетными комплексами, дальнобойными гаубицами и реактивными системами залпового огня, которые начали уничтожать Донецк и Луганск, доставая и до русских городов — Брянска, Белгорода, Курска. Специальная военная операция, носившая ограниченный характер, превратилась в гигантское поле боя, распространившись на Россию.

 

Война автоматов и пушек сопровождалась небывалым по своей силе и изощрённости подавлением русской воли, русского интеллекта, русской энергии. Русофобия из отдельных всплесков остервенелых поляков или прибалтов превратилась в новое страшное вероучение, согласно которому русские объявлялись народом-изгоем, народом-выродком, народом-дегенератом, которому нет места на земле. Эта теория должна была внушить комплекс неполноценности русским, а также оправдать применение самых страшных средств для уничтожения России и русских. Так немцы в XX веке создали из евреев образ отвратительного чудовища. И запылали печи в Освенциме и Бухенвальде. Теперь такие печи готовят для русских.

Специальная военная операция подтверждает классическую теорию военных конфликтов: раскручиваясь по спирали, война становится глобальным явлением с непредсказуемыми последствиями.

 

Российское руководство задумало эту операцию как локальную, не включая в неё потенциал всей остальной великой России. Сегодня Россия почти не замечает этой войны, считает её чем-то далёким, сидит в ресторанах, ездит в турпоездки, веселится на фестивалях, купается в Красном море и Индийском океане. Приходящие с поля боя похоронки, свежие могилы на кладбищах отдалённых городков и деревень не затрагивают сознание громадных мегаполисов, где витает дух потребления и гедонизма. Конечно, танковые и пороховые заводы России работают в три смены. Лучшие русские инженеры трудятся над тем, чтобы создать собственные технологии взамен ушедшим иностранным. Управленцы думают, как рыночную сырьевую, построенную на глобализме экономику заменить на управляемую из государственных центров, переходя от безудержного, бессмысленного рынка к рациональному плановому регулированию.

Каждый выстрел под Ясиноватой отзывается эхом в африканских странах, страшащихся голода, в квартирах европейцев, боящихся замёрзнуть без русского газа, на палубах китайских кораблей, стремящихся к Тайваню. Специальная военная операция ударила, и натянулись все бесчисленные жилы, которые стягивают сегодняшнее человечество в сложнейший, надрывно живущий организм.

 

Эта битва медленно, но неизбежно продвигается в глубь российского сознания. Появляется всё больше песен, стихов. Всё больше энтузиастов и волонтёров ездит в Донбасс и привозит в Россию горькую и великую правду об этих сражениях. И беззаботности, в которой пребывает большинство сегодняшнего российского общества, придёт конец. Конец неизбежен, ибо военный конфликт на Украине, распространяясь вширь, неуклонно распространяется вглубь. Он погружается туда, где таятся сокровенные смыслы русской истории, где находится глубинная матка, из которой после всех пожаров вновь прорастает Государство Российское. То плодоносящее зерно, из которого на месте пепелищ поднимается новый урожай.

К этой матке подбирается враг, над ней нависает угроза. Но как только русский народ всерьёз почувствует эту угрозу, в нём вспыхнет генетическая память, и тогда песня о священной войне зазвучит не только с концертных эстрад, но и в каждом русском сердце — молодом и старом. Тогда случится преображение обычной войны в войну народную, в войну священную, отстаивающую само существование русского народа и русских земель. И чувство Родины из чудесного, молитвенного, прекрасного чувства, в котором любовь, упование на благо, умиление перед сотворённым миром, превращается в грозный отпор. И человек, в ком живёт это чувство, ложится грудью на стреляющую амбразуру, молчит под страшной пыткой, сражается до последней гранаты, а потом водружает победное знамя на горящем, пробитом снарядами куполе враждебной державы.

 

Сильны «Ураганы» и «Смерчи», сильны «Цирконы» и «Калибры», великолепны танки и штурмовики. Но нет ничего сильнее дубины народной войны.

Послушайте шаляпинскую «Дубинушку». И вы поймёте, как может воевать русский народ, сражаясь за Родину.

 

Похожие статьи:

АналитикаАлександр Дугин: Народ и государство

ВидеоСергей Михеев (05.04.2017) Народ не надо идеализировать

АналитикаХазин: Власть боится разборок между элитами

ВидеоРусский ответ: Народ за Ле Пен, масоны за Макрона

АналитикаАлександр Проханов: Русская мечта не менялась веками

VIPPoliticKing. Госчиновники – за! А народ? (02.11.2016)

Мнение редакции может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций. Благодарим каждого зрителя за внимание к нашему творчеству, за ваши комментарии. - 4137893

Рейтинг: +1 Голосов: 1 174 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Мнение авторов статей может не совпадать с мнением редакции.  Вопросы можете задать здесь.

После регистрации здесь Вам станут доступны дополнительные опции портала. Регистрация доступна через любые социальные сети.

Запрещается: оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия и педерастии.